Майер Б.О. Тайцзицюань — путь к счастью, гармонии и здоровью. 3. Паттерны движений тайцзицюань

Опубликовано в журнале: Традиционная медицина. Восток и Запад. – Новосибирск: ООО «Издательство Ли Вест», № 2(7), том 2, 2005. – с. 36-42.


Резюме. Наблюдение и сравнительный анализ движений традиционных мастеров и современных представителей различных школ тайцзицюань показывают, что традиционные мастера во время исполнения тайцзицюань, как правило, имеют паттерн движения, характерный для измененных состояний сознания. Тайцзицюань — это сложно организованный психомоторный комплекс специфических движений человека на базе интероцептивных рефлексов, связанных как с деятельностью древних двигательных центров кишечника, формируемых в ранний перинатальный период развития зародыша, так и с ортостатическими и вестибулярными рефлексами. Комплекс, который активизирует архетипы коллективного подсознательного и позволяет человеку пройти путь индивидуации, или сущностной трансформации
Abstract. An observation and a comparative analysis of the movement of traditional masters and modern representatives of taijiquan schools show that traditional masters while exercising taijiquan have the movement pattern that is typical for the modified perception states. Taijiquan is a complicated psychomotor complex of specific movements of a person on the basis of interceptive reflexes concerned both with the activity of ancient motor centers of intestines formed the early perinatal period of embryo development, and with the orthostatic and vestibule reflexes. This complex stirs up the archetypes of cooperative extra conscious activity and allows the person to go through the individuation or essential transformation.
Ключевые слова: измененные состояния сознания, тремор центра тяжести, ортостатический рефлекс, интероцептивная система, древние двигательные центры, тайцзицюань, ци, паттерны движения
Keywords: modified perception states, tremor of center of gravity, orthostatic reflex, interceptive system, ancient motor centers, taijiquan, qi, movement patterns
Паттерны движений тайцзицюань
Для выявления сущностных признаков паттернов движения традиционного тайцзицюань (ТЦЦ) использовались основные принципы современной эпистемологии, глубинной психологии и принципы моделирования синестезий, разработанные в нейролингвистическом программировании в применении к просмотрам видеофильмов, а также собственные наработки по биомеханике и структуре метафор [1, 2]. При этом проводилось сравнение паттернов движения традиционных признанных мастеров с паттернами движения представителей современного поколения, в основном из Пекинского института физической культуры (факультет ушу).
Наблюдение и сравнительный анализ движений традиционных мастеров и современных представителей школ тайцзицюань показывают, что традиционные мастера во время исполнения ТЦЦ, как правило, имеют паттерн движения, характерный для измененных состояний сознания (ИСС). Во время их выступлений наблюдаются характерные признаки движений в ИСС, описанные Милтоном Эриксоном [3]. В частности, движения конечностей скупы, каталептичны, экономны; перемещения всего тела целостны, «шкафообразны»; тело прямое, «воскообразное»; голова своими поворотами сопровождает движение тела и конечностей; каждое новое перемещение начинается как бы без предварительного разгона. Характерно, что все формальные упражнения традиционного ТЦЦ начинаются с медленного поднятия одновременно обеих прямых рук снизу до уровня плеч, что описано еще М. Эриксоном как метод введения в ИСС, получивший название «левитация руки» [3]. Более того, в метафоричном описании этого движения в традиционной литературе по ТЦЦ указывается, что руки поднимаются «как бы сами собой» [4] — как мы говорим, «левитируют», то есть дается прямое словесное указание на вхождение в ИСС. В противоположность этому при исполнении упражнений ТЦЦ современными представителями незаметны признаки среднего или глубокого ИСС. Если ИСС у них и присутствует, то в незначительной степени. Молодые представители школ ТЦЦ фактически движутся в «физкультурном паттерне», где движения осуществляются за счет работы отдельных групп мышц и контролируются сознанием.
Таким образом, характерным признаком традиционного ТЦЦ в исполнении старых мастеров является наличие состояния достаточно глубокого ИСС. Начиная с первых движений традиционного ТЦЦ, человек входит в паттерн движения в измененном состоянии сознания и сохраняет его, по нашим наблюдениям, до окончания упражнений. При этом существенное отличие традиционного ТЦЦ от «европейских» методов работы с человеком в ИСС [3, 5] заключается в наличии формализованной двигательной активности. Это позволяет тренирующемуся сохранять связь с окружающей реальностью, контролировать ее (качество боевого искусства), а также регулировать самостоятельно глубину погружения в ИСС. Кроме того, поскольку в глубоком ИСС человек существенно интроспективен [3], то вполне оправданно применение метафоры «внутренний стиль» к традиционному ТЦЦ [6, 7, 8]. Более того, в таком контексте данная метафора прямо указывает на необходимость нахождения в ИСС при занятиях традиционным ТЦЦ, впрочем, как и другими «внутренними стилями» ушу.
Чтобы вычленить типы паттернов движений традиционного ТЦЦ, рассмотрим описание так называемых «энергий» ТЦЦ, поскольку эти «энергии», как мы считаем, метафорично описывают некоторое различение двигательных образов [9, 10]. Таких типов «внутренней энергии» в литературе по ТЦЦ описывается более сотни. Однако из всего их множества можно выделить только восемь базовых, которые безоговорочно считаются основными во всех стилях традиционного ТЦЦ и в ТЦЦ стиля Чэнь. В наших работах [1, 9] показано, что эти восемь базовых типов «энергии» ТЦЦ фактически являются биомеханическими модами (собственными типами колебаний) в модели упругой структуры человеческого тела. Этим модам — типам колебаний соответствуют вполне определенные психомоторные образы, которые субъективно ощущаются как различные «силы», или «энергии», и поэтому называются согласно различным культурологическим парадигмам: китайской — видами сил, или энергий, а европейской — паттернами движений. Таким образом, выстраивается связующая цепочка понятий:
типы «сил», или «энергий» => паттерны движений => психомоторные образы => биомеханические моды
По нашему мнению, соответствие биомеханических мод и паттернов движения ТЦЦ в ИСС позволяет использовать в перспективе биомеханические моды, выделенные в ТЦЦ, и вне данной системы, в частности, для дискурсивного описания движений в ИСС в общем случае. Однако детальное изучение данного положения выходит за рамки настоящей работы.
Восемь биомеханических мод — паттернов движения ТЦЦ в ИСС получаются из комбинации трех простейших состояний движений туловища, биомеханически описываемых как: сжатие-расширение в горизонтальной плоскости, сжатие-расширение в вертикальном направлении и повороты вправо-влево [1, 9]. Следовательно, весь набор паттернов движения ТЦЦ основан на трех простейших психомоторных образах. К такому же результату мы приходим и при наблюдении за выступлениями традиционных мастеров. Действительно, у традиционных мастеров четко выделяются паттерны трех основных различных состояний движения. В отличие от биомеханических модельных представлений паттерны реальных движений, по результатам наблюдения экспертов, семантически точно могут быть описаны как: «пропихивание вдоль горизонтальной поверхности опоры либо себя, либо противника»; «подтягивание вдоль горизонтальной поверхности либо себя, либо противника»; «скручивания вправо-влево вокруг вертикальной оси». Анализ видеоматериалов и полученной семантики движений показывает, что в соответствии с правилами комбинаторики из трех состояний — «пропихивания», «подтягивания» и «скручивания», каждое из которых имеет две оппозиции, можно получить описание как паттернов, так и метафор восьми базовых «сил-энергий» ТЦЦ. Таким образом, наблюдается изоморфизм набора из трех основных состояний движения, вычлененных в результате биомеханического модельного анализа [1, 9], и набора из трех состояний движения традиционных мастеров, обнаруженных по результатам наблюдения за ними и по экспертным оценкам. В связи с этим возникают принципиальные вопросы: почему только три простейших состояния движения и соответствующие им три базовых психомоторных образа? Связано ли это как-то с особенностями психофизиологии или биомеханики человека? Как конструктивно описать эти три состояния на языке психофизиологии и соответствуют ли им какие-либо рефлексы?
По нашему мнению, ответ находится в области пересечения представлений об интероцептивных рефлексах [11] и представлений о перинатальных архетипах человека, то есть архетипах коллективного подсознательного, связанных с формированием человека в период от зачатия до его рождения [12]. Действительно, «на очень ранней стадии человеческий зародыш представляет собой трехслойную трубку, внутренний слой которой превращается в желудок и легкие (пищеварительная и дыхательная системы), средний слой — в кости, мускулы, соединительную ткань и кровеносные сосуды, внешний же слой — в кожу и нервную систему» [13]. Отсюда видно, что структурообразующая троичность лежит в самой основе развития человеческого организма и формирует, по нашему мнению, функциональную троичность психики, в том числе, согласно концепции архетипов [14-16] и психомоторики взрослого человека. Как следствие, представление о структурообразующей троичности пронизывает самые основы человеческой психики, психомоторики, нашего опыта и восприятия окружающего мира [17-19], поскольку связано с трехслойной структурой эмбриона на самых ранних этапах его развития. Именно поэтому в ТТЦ не только три основных базовых состояния движения, но и три психоэнергетических центра, связанных с различным «наполнением» психомоторной активности, — так называемые дяньтяни [20]. Кроме того, исходя из вышеизложенного, можно дать определение даньтяней как «образов функциональных центров психомоторной активности человека». На наш взгляд, такое представление принципиально важно, поскольку концепция трех даньтяней широко используется в переводной литературе [20] для описания практических правил тренировки, но не имеет адекватного описания в рамках современной европейской культурологической и научной парадигмы. Представление о трех даньтянях как о функциональных психомоторных центрах, происходящих из троичности ранней перинатальной стадии развития, по нашему мнению, снимает в этом вопросе все неясности, поскольку обладает и описательной, и эвристической ценностью.
Второй характеристикой ранней перинатальной стадии, наряду с троичностью, является сама морфологическая форма зародыша в виде полой трубки. Фактически на этой стадии развития зародыш имеет морфологию, близкую к кишечнополостному организму. Обращаем на это специальное внимание, поскольку вся семантика описания, если снять номинализации [21] понятий «ци», «даньтяней», «целостности движения от центра» и т.п. [1, 9, 10, 22], наполнена указаниями на важность живота, кишечника, пищеварительного тракта, что, вообще говоря, характерно и для современных психотерапевтических методов [3, 23]. Более того, мы считаем, что система тайцзицюань как метод тренировки психомоторных навыков направлена на получение доступа к древним двигательным центрам человека, связанным с перинатальной стадией «кишечнополостного», с целью их утилизации в повседневной жизни. Действительно, наряду с семантикой, описанные выше по результатам наблюдения состояния движения (паттерны) мастеров традиционного ТЦЦ — «пропихивание», «подтягивание», «повороты» более всего похожи на перемещения кишечнополостного организма или червя и происходят в ИСС, как видно, посредством тонических сокращений мышц, особенно нижних конечностей. Похожие движения, обусловленные тоническими сокращениями мышц стенки живота и ног, нам удавалось наблюдать при приеме испытуемыми так называемой «электронной таблетки», которая осуществляет импульсную электростимуляцию кишечника. В связи с этим возникает предположение, что паттерны движения традиционного ТЦЦ возникают вследствие нервных импульсов, порождаемых раздражением кишечника, а эти импульсы, в свою очередь, обуславливают тонические сокращения мышц стенки брюшной полости и конечностей, минуя высшие отделы нервной системы. Действительно, «…интероцептивные условные рефлексы образуются при сочетании безусловного рефлекса с раздражением рецепторов внутренних органов (желудка, кишечника…). Рецепторы, заложенные в этих органах, возбуждаются при механических раздражениях (механорецепторы), повышении давления в органах (барорецепторы)… Наиболее распространенной является методика (создания) … двигательно-оборонительных условных рефлексов на раздражение рецепторов желудка и кишечника» [24]. Подобный двигательно-оборонительный условный рефлекс формируется в тайцзицюань, по нашему мнению, следующим образом [26]: «Раздражение… тонкого кишечника … вызывает рефлекс контрактильных (и) скелетных мышц стенки живота, а также рефлекторные тонические и фазические движения конечностей, особенно задних…». На базе данного интероцептивного безусловного рефлекса при его сочетании со специфическими движениями тайцзицюань, механически раздражающими кишечник за счет сжатия-расширения живота, формируется интероцептивный условный рефлекс кишечника в виде специфических движений туловища и конечностей на внешние толчки, сжатия, надавливания, резкие движения и т.п. Вообще говоря, «интероцептивные условные рефлексы образуются и упрочиваются медленнее, по сравнению с экстероцептивными … долгое время остаются нестойкими, то появляясь, то исчезая, а … реакция на условный интероцептивный раздражитель является более диффузной, чем на экстероцептивный раздражитель» [25]. Поэтому, как неоднократно указывалось в традиционной литературе [4, 8,7, 22], в процессе научения паттернам тайцзицюань принципиально важным является соблюдение требования последовательности, непрерывности и длительности процесса тренировки, точности воспроизведения восьми основных паттернов во время занятий, а также непрерывный контроль за правильностью паттернов движения учащихся со стороны тренера. Действительно, неточность воспроизведения паттернов тайцзицюань не позволяет достичь прогресса, поскольку фактически не дает возможности сформироваться специфическому для тайцзицюань интероцептивному условному рефлексу. В связи с этим особенно важную роль в формировании условного интероцептивного рефлекса тайцзицюань должны играть различные способы его подкрепления. Как мы считаем, одним из основных способов подкрепления является, в частности, правило особого расположения языка в ротовой полости [7, 4, 8], поскольку язык — это фактически часть пищеварительного аппарата, и он имеет прямую связь как с кишечником, так и с глубинными слоями психики [11, 23]. Данные методы будут рассмотрены в одной из следующих работ.
Особенности ритмики и географической ориентации движений
Как показано в предыдущем разделе, основой паттернов традиционного ТЦЦ является интероцептивный двигательно-оборонительный условный рефлекс кишечника. Однако наши наблюдения и анализ двигательной активности традиционных мастеров показывают, что наряду с вышеупомянутым рефлексом упражнения традиционного ТЦЦ учитывают и другие рефлексы. В частности, были обнаружены проявления рефлекса ортостатического поддержания равновесия; так называемого «лифтного рефлекса»; рефлекса вестибулярного аппарата, связанного с силой Кориолиса [27]. Конспективному описанию особенностей данных рефлексов в традиционном ТЦЦ и посвящен настоящий раздел.
Наблюдение за мастерами традиционного ТЦЦ показывает, что они двигаются в определенном ритме, выполняя квазипериодичные движения по переносу веса тела с одной ноги на другую. Длительность одного паттерна движения составляет, как правило, 2–3 секунды, а затем происходит переход на следующий паттерн движения. Следовательно, во время выполнения одиночного упражнения ТЦЦ присутствуют характерные частоты перемещения в пространстве 0,5–0,3 Гц. Из биомеханики хорошо известно, что центр тяжести вертикально стоящего человека постоянно совершает малые квазипериодические колебания, называемые тремором центра тяжести. Основная гармоника тремора центра тяжести сосредоточена на частотах 0,48–0,32 Гц и имеет амплитуду несколько миллиметров [28]. Следовательно, мастер традиционного ТЦЦ двигается в резонансе с тремором центра тяжести, упорядочивая хаотичность такого тремора, может быть, убирая этот тремор и превращая его в макроскопические движения всего тела, согласованные с тоническими сокращениями мышц конечностей. По-видимому, такое «овладение» тремором и порождает знаменитую мощь тайцзицюань [1]. Однако этот вопрос требует дальнейшего внимательного исследования, в том числе методами статистического анализа, и будет рассмотрен в наших последующих работах.
Проявления так называемого «лифтного рефлекса», заключающегося в тоническом подтягивании ног при вертикальных ускорениях [27], были обнаружены во время наблюдения за парными упражнениями мастеров традиционного ТЦЦ. Во время этих упражнений, называемых «толкающие руки», люди стремятся толкнуть друг друга за счет целостного движения всего тела. При этом наблюдаются достаточно мощные толчки, когда человек отлетает от мастера на расстояние до 5–7 метров. Характерной особенностью такого полета от толчка является то, что человек отлетает вдоль, а часто и над поверхностью земли, не имея возможности остановиться и перебирая ногами, которые «судорожно» подтягиваются, как в «лифтном рефлексе». Впечатление такое, как будто стоящего человека лишили опоры. Внимательный анализ динамики парного упражнения показывает, что направление толчка действительно имеет мощную короткую вертикальную составляющую, активизирующую «лифтный рефлекс» и лишающую противника опоры.
Кроме того, геометрия так называемых старых форм, особенно стиля Ян ТЦЦ, показывает, что создатели комплексов одиночных упражнений учитывали проявления действия силы Кориолиса, которая возникает при движениях человека во вращающейся системе координат (поверхность земного шара). Действительно, как описано в литературе, все традиционные формализованные упражнения тайцзицюань имели строгую ориентацию по сторонам света и начинались в позиции «лицом на север» [7, 4, 8, 22]. Выдвигались различные версии такой ориентации — от простейших до самых фантастических [4, 8, 22], но они не давали адекватного ответа. Мы предположили, что причина такого требования к ориентации в том, что занимающийся в результате тренировок приобретает высокую кинестетическую чувствительность, а двигаться ему приходится во вращающейся системе отсчета (земная поверхность) в условиях действия на него силы Кориолиса. Известно, что сила Кориолиса равна произведению массы тела, движущегося во вращающейся системе отсчета, на векторное произведение угловой скорости системы отсчета и вектора скорости тела [29]. Следовательно, сила Кориолиса направлена перпендикулярно скорости тела и в то же время вектору угловой скорости вращения системы отсчета. Как показывает применение данного правила к упражнениям традиционного ТЦЦ, старые формы стиля Ян построены так, что каждое последующее перемещение происходит в направлении действия силы Кориолиса, возникающей в предыдущем движении. Действительно, приведем направления силы Кориолиса (СК) при движении человека по поверхности земли в средних широтах. Движение на север — СК направлена на восток вдоль поверхности земли. Движение на восток — СК направлена на юг по диагонали вверх. Движение на юг — СК направлена на запад вдоль поверхности земли. Движение на запад — СК направлена на север по диагонали вниз. Указанный порядок направлений векторов движения точно воспроизводит направления векторов движения в начальной стадии старой формы стиля Ян, имеющей название «игра с птицей». Именно поэтому, по нашему мнению, в метафорах традиционного ТЦЦ, описывающих восемь базовых сил, проводится привязка этих «сил-энергий» к сторонам света.
Нетрудно оценить абсолютную величину силы Кориолиса, действующей на человека в упражнениях традиционного ТЦЦ. Для этого предположим, что тренирующийся находится в средних широтах и имеет массу тела около ста килограммов. Скорость перемещения, исходя из анализа видеоматериалов, составляет несколько метров в секунду. В одиночных упражнения — 1-2 м/сек; в парных упражнениях в толчках руками — до 10 м/сек. Отсюда по вышеприведенной формуле нетрудно посчитать, что в одиночном упражнении действует сила Кориолиса в несколько граммов, а в парном — несколько десятков граммов. Удивительно, что, несмотря на небольшие абсолютные значения силы Кориолиса, направления ее действия так точно учитываются в геометрии традиционного ТЦЦ. Это указывает на то, что в результате занятий традиционным ТЦЦ у человека развивается уникальная кинестетическая и интероцептивная чувствительность. Действительно, величина силы Кориолиса не превышает нескольких граммов, но ее геометрия учитывается точно. Амплитуда тремора центра тяжести составляет не более нескольких миллиметров, однако движения тела происходят в резонансе с этими колебаниями.
Выводы
Таким образом, на основании материала, изложенного в работах [1, 2], а также на основании настоящей работы мы делаем следующие выводы:
— В настоящее время традиционная система психофизической тренировки тайцзицюань разделяется на несколько направлений. Одно связано с превращением ее в еще один, может быть экзотический, вид спорта. Второе — направлено на сохранение всего богатства эмпирического и феноменологического материала по методам тренировки психомоторных и адаптационных навыков человека. Именно это второе направление и заслуживает названия «внутренняя школа» тайцзицюань. В результате его можно определить следующим образом.
— Тайцзицюань — это сложно организованный психомоторный комплекс специфических движений человека на базе интероцептивных рефлексов, связанных как с деятельностью древних двигательных центров кишечника, формируемых в ранний перинатальный период развития зародыша, так и с ортостатическими и вестибулярными рефлексами. Комплекс, который активизирует архетипы коллективного подсознательного и позволяет человеку пройти путь индивидуации, или сущностной трансформации.
— Иными словами, тайцзицюань — это психомоторная техника в измененном состоянии сознания, обеспечивающая системный доступ к древним двигательным центрам и формирование на этой базе сложного психодвигательного комплекса, который направлен на интеграцию различных сфер психики, начиная с ранних перинатальных рефлексов, с одновременным сохранением «включенности» в окружающую реальность за счет формализованной двигательной активности.
В последующих работах мы предполагаем подробно разобрать развитые модельные представления на примере постановки базы тайцзицюань в версии факультета ушу Пекинского института физической культуры.


1. Майер Б. О. Тайцзицюань – путь к счастью, гармонии и здоровью. 1. Основные понятия // Традиционная медицина. Восток и Запад. – Новосибирск: Изд-во «Ли Вест», 2004. — № 3 (4). — С. 19–24.
2. Майер Б. О. Тайцзицюань – путь к счастью, гармонии и здоровью. 2. Психологические особенности и семантика // Традиционная медицина. Восток и Запад. – Новосибирск: Изд-во «Ли Вест», 2004. — № 4 (5). – С. 9–15.
3. Эриксон Милтон. Стратегия психотерапии. Пер. с англ. — СПб.: ЗАО ИТД «Летний сад», 1999. — 512 с.
4. Чжоу Жэньфан, Чэнь Яньлинь. Тайцзи цюань: общие принципы и практическое применение. — М.: «Либрис», 1996. — 351 с.
5. Андреас К., Андреас Т. Сущностная трансформация: Обретение неиссякаемого внутреннего источника / Пер. с англ. — Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 1999. — 320 с.
6. Абаев Н. В. Даосские истоки китайских ушу // Дао и даосизм в Китае. — М.: Наука, 1982. — С. 244–258.
7. Абаев Н. В., Горбунов И. В. Сунь Лутан о философско-психологических основах «внутренних» школ ушу. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд., 1992. — 168 с.
8. Пейшен В., Вэйджи Ч. Тайцзи цюань. Стиль Ву. — Рига: «Лэтра», 1992. — 213 с.
9. Майер Б. О., Беляева В. П., Никитенко И. А., Полякова Е. Я. Традиционная гимнастика тайцзицюань — опыт исследования и применения // В кн. Чжан Минъу, Сунь Синьюань. Китайская цигунотерапия. Пер. и ред. С.А. Комиссарова. — Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 2000.
10. Чжэнь Гун. Внутренние энергии в Тайцзи цюане. — К.: «София», 1996. — 286 с.
11. Дмитриев А. С. Физиология высшей нервной деятельности / Изд. 2-е. Учеб. пособие для студентов биол. специальностей университетов. — М.: «Высшая школа», 1974. — 454 с.
12. Гроф С. За пределами мозга / Пер. с англ. — М.: Изд-во Трансперсонального института, 1993. — 504 с.
13. Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных / Пер. с англ. — СПб.: «Талисман», 1994. —с.27.
14. Юнг К. Г. Mysterium Coniunctions. — М.: «Рефл-бук»; К.: «Ваклер», 1997. — 688 с.
15. Юнг К. Г. Психология и алхимия. — М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер», 1997. — 592 с.
16. Юнг К. Г. Сознание и бессознательное. — СПб.: «Университетская книга», 1997. — 544 с.
17. Майер Б. О. Голографическая метафора // Экология человека: взаимодействие культуры и образования в современных условиях. — Новосибирск: Изд-во НГПУ, 1998. — С. 214–221.
18. Майер Б. О. Мифы: метафоры, теории, модели // Новые технологии науки и образование на пороге третьего тысячелетия. Материалы международного конгресса ЮНЕСКО. Том V. Часть III. Наука, коммуникативно-информационные процессы в образовательном пространстве. — Новосибирск: Изд-во НГПУ, 1999. — С. 97–107.
19. Юнг К. Г. AION. Исследование феноменологии Самости. — М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер», 1997. — 336 с.
20. Чжан Минъу, Сунь Синьюань. Китайская цигунотерапия. Пер. и ред. С. А. Комиссарова. — Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 2000.
21. Гриндлер Д., Бэндлер Р. Структура магии. —М.: «Каас», 1995. — 520 с.
22. Вон Кью-Кит. Тайцзи цюань: Полное руководство по теории и практике. — М.: «ФАИР-ПРЕСС», 1998. — 384 с.
23. Tkachev A., Topeshko I. Tongue Reserching and Self-Rewarding Reaction and its Use in Psychotherapy. Cases Report. // The Milton H. Ericson Foundation News Letters. Spring, 2000; v. 20.
24. Дмитриев А. С. Физиология высшей нервной деятельности / Изд. 2-е. Учеб. пособие для студентов биол. специальностей университетов. — М.: «Высшая школа», 1974. — с.168.
25. Там же, с. 171.
26. Замбржицкий И. А. Пищевой центр мозга. — М.: «Медицина», 1989. — с. 143.
27. Физиология человека. Под ред. Н.В. Зимкина. — М.: «Физкультура и спорт», 1975. — 496 с.
28. Гурфинкель В. С., Коц Я. М., Шик М. Л. Регуляция позы человека. — М.: «Наука», 1965.
29. Зоммерфельд А. Механика. — М.: «Иностранная литература», 1947. — 391 с.

javaversion1
Warning: passthru() [function.passthru]: Cannot execute a blank command in /home/dongyue/public_html/wp-content/themes/constructor/footer.php on line 3