Майер Б.О. Еще раз о китайской «цигунотерапии»

Опубликовано в журнале: Традиционная медицина. Восток и Запад, № 1(2) – Новосибирск: ООО «Издательство «Ли Вест», 2004. – с. 86-89.


За последние 20 – 30 лет во всем мире наблюдается бурный рост интереса к традиционным китайским методам оздоровления и комплексной тренировки человека, повышению его адаптационных возможностей. Достаточно, например, в Интернет – поисковике www.google.com набрать ключевые слова: цигун, цигунотерапия, иглорефлексотерапия, тайцзицюань, традиционная китайская медицина (ТКМ), чтобы получить список из десятков тысяч сайтов по всему миру. Материалы по данной тематике располагаются на официальных сайтах ОНН и Всемирной организации здравоохранения, огромный массив изданных материалов – в библиотеке конгресса США и т.д. В России в силу, по-видимому, идеологических причин изданные до 1990 года взвешенные исследовательские статьи и книги по ТКМ исчисляются единицами, максимум десятками, что практически тонет в массиве «бульварной» и «желтой» литературы последнего десятилетия, где затрагивается данная тематика.
Книга «Китайская цигунотерапия / Чжан Минъу, Сунь Синъюань. Составление, перевод, предисловие С.А. Комисарова. Новосибирск, Издательская компания «Лада», 2002. – 214с., 132 ил.» выгодно отличается от вышеупомянутой литературы. Сам оригинал книги, изданный в Китае на английском языке и переизданный 7! раз, давно уже стал мировым бестселлером. Однако в России до настоящего времени качественные переводы данной книги отсутствовали. Как пишет, например, С.А. Комиссаров в предисловии: «Первый перевод на русский язык появился в 1990 г. [1]. По его поводу позволим себе сочувственно мнение И.С. Мальского, который пишет о «… таком ужасающе дилетантском переводе, что читатель, впервые узнавший о цигун из этой книги и дерзнувший заниматься по ней, невзирая на невообразимый язык перевода, рискует вместо оздоровления навеки потерять свое здоровье…» (с.10). «…Малейшая неточность, неясность, даже стилистический «ляп» может обернуться трагедией, не говоря уже о том, что косноязычие переводчика дискредитирует метод…» — это уже по поводу «попыток» другого перевода данной книги. (с.11). В отличие от них настоящий перевод отличает высокая квалификация составителя и переводчика как китаеведа, его глубокое знание и «погруженность» в предмет, внимание к смысловым, лингвистическим и философским деталям оригинала и т.п. Кроме того, во введении и приложениях размещены развернутые комментарии ведущих специалистов – практиков Сибири: медиков, психологов, тренеров и т.д.
Что же такое собственно «ци» и «цигунотерапия»? Можно ли это объяснить не профессионалу – китаеведу, а человеку, имеющему навык, например, научной работы в физике, математике, биологии и т.п.? Для ответа на поставленный вопрос необходимо иметь в виду, прежде всего, то, что цигунотерапия это только часть области традиционных китайский методов тренировки и оздоровления человека. К этой области «знания» относятся и иглорефлексотерапия, и массаж, и так называемые «внутренние» школы ушу, в частности, тайцзицюань. Цигунотерапия и тайцзицюань имеют сходные методики «тренинга» человека, основанные на специфической двигательной активности, дыхательных и релаксационных упражнениях. Основное их различие относится к области аксиологии: цигунотерапия имеет основной целью «работу» с ци для восстановления здоровья человека, а тайцзицюань, исходя из примерно тех же принципов «работы» с ци, стремиться к тренировке психофизиологических ресурсов человека с целью их повышения до уровня существенно выше среднего, в частности, для единоборств.
Как пишет в предисловии рецензент книги к.м.н. Филиппова Г.Н.: «Цигун… — это прежде всего искусство повышения уровня здоровья… Она учит, прежде всего, уметь «слушать» свой организм и помогать ему вовремя сбалансировать утраченное равновесие с помощью энергетических гимнастических методик, массажа, различных способов питания» (С.5.). И далее: «В рамках понятия «цигун» может рассматриваться любое упражнение, в котором дыхание используется для повышения энергетики тела» (С.6). Возникающие в данном контексте слова «энергетических» «энергетика» мы прокомментируем позднее. Сами китайские авторы дают такие определения: «Что такое ци? В некоторых случаях термин «ци» связывают только со значением «воздух». Ци действительно содержит такое значение, но, кроме того, включает и некоторые другие, в т.ч. и то, что определяет смысл термина «цигун». Научные исследования показали: ци, которое испускает человек, владеющий искусством цигуна, содержит инфракрасное излучение, статическое электричество, поток частиц и т.д. В соответствии с ролью ци внутри человеческого тела в цигун данное понятие рассматривается как определенная информация, взятая вместе с ее носителем как одним из видов материи. Таким образом ци – это не только вдыхаемый кислород и выдыхаемый углекислый газ, но и определенный вид материи, обладающий более глубоким и энергетическим содержанием» (с.18). И далее: «Один из наиболее важных принципов традиционной китайской медицины – взгляд на тело человека как на единое целое, единую систему, на чем основывается диагностика и лечение; негибкий симптоматический подход отвергается. Данные принципы полностью относятся и к цигуну… Общий принцип действия цигун – укрепление потока внутреннего ци (жизненной энергии)» (с.35 — с.38). Неправда ли, довольно странный текст на взгляд человека с естественнонаучным образованием? Ци, которое испускает человек; информация, взятая вместе с ее носителем, как один из видов материи; ци содержит инфракрасное излучение, статическое электричество и поток частиц; ци – жизненная энергия! Квазинаучная фразеология в практическом методе оздоровления человека, которым в настоящее время пользуются десятки, если не сотни миллионов людей по всему миру. Пожалуй, из всего вышеприведенного можно вычленить только то, что цигун рассматривает человека как систему, и, по-видимому, пользуется в практической работе элементами системной методологии, а также то, что китайцы предполагают наличие «нечто» — ци, которое методами естественной науки не обнаруживается, однако отвечает за нормальное функционирование человеческого организма! Не проясняет вопрос и определение ци, данное современным американским исследователем М. Поркертом: «Ци близко, но не эквивалентно к тому, что обозначается нашим термином «энергия»… Термин «Ци» всегда подразумевает качество, связанное с направлением движения… Ци — это структурированная модель взаимосвязей, которые определяются направленным способом». Однако вопрос о сущности ци как одновременно «информации, взятой вместе с ее носителем, и виде материи» остается открытым. Что же это за возможный носитель у данной информации, можно ли эту информации измерить, или хотя бы оценить в рамках современной теории информации, что же это за новый вид материи и т.д.?
На наш взгляд, основная трудность в исследовании поставленного вопроса связана с неизоморфизмом картин мира, современной естественнонаучной, и традиционной китайской, в которой возникли цигун и другие «внутренние» школы. В частности, высказывание академика М.К. Мамардашвили об индийской философии, по-мнению автора, полностью применимо и к рассматриваемой теме: «Для греков близкое – логос, как мы договорились, слова – а мы живем в языке. А для индусов – это психика, как некие физические, реальные состояния, испытываемые людьми. И с ними они начали экспериментировать как с самым близким, и через знание психики и контроль над ней они вышли к глубочайшей онтологии, проблемам бытия, к проблемам космоса и т.п. Через реализацию того же сократовского лозунга: познай самого себя, познай близлежащее. То, в чем ты есть, и самого себя в этом. Это и есть отправная точка и начало специальной техники философии. У индусов она оказалась связана с психотехникой, а греки пошли больше по словесно-рациональному пути. Поэтому мы и наблюдаем у греков такой взлет в развитии логики и т.д.» [2, с.56]. Мы же добавляем: и взлет современной науки. Итак, на Востоке основы картины миры связаны с онтологией психики, а в Западной традиции и в современной науке с дискурсивным изучением и онтологией объективного мира. В связи с этим китайские термины «ци», «цигун», «энергия», «информация», «материя» и т.п. с точки зрения Западной традиции необходимо рассматривать как метафоры определенных психологических и телесных состояний человека. Как метафоры состояний, возникающих при определенных тренировках в «поле» синестезии человека, т.е. как интегральное и метафоричное, но не научное описание восприятия интроспекций в условиях «включенности» всех репрезентативных систем человека, включая и его неосознаваемые паттерны поведения. Именно с этим, по-мнению автора, связана невозможность прямого смыслового перевода китайских текстов по цигун на европейские языки, включая русский. Чтобы «понять», что такое «ци», необходимо родиться и вырасти в традиционной китайской культуре. Здесь «понять» — конечно, в контексте традиционной китайской онтологии.
Возникает вопрос, а зачем вообще необходим анализ и попытки понимания китайского наследия в области методов тренировки и оздоровления человека. Представляет ли это только исторический интерес? По-нашему мнению, не только. За многие века и тысячелетия непрерывного (первая газета появилась в Китае около середины I тысячелетия до н.э.) развития рассматриваемых методов был накоплен огромный феноменологический материал и эмпирически наработаны уникальные практические методы не медикаментозного оздоровления и тренировки человека. И весь данный массив материала еще «ждет» адекватной методологии для своего анализа и интеграции в современные методы повышения здоровья и тренировки человека. В подобном контексте вышеназванная книга, безусловно, представляет научный интерес не только для историков – китаеведов, но и для специалистов по моделированию плохо формализованных систем знаний, в первую очередь, из-за возможной практической важности для повышения уровня телесного и психического здоровья людей. В частности, нами была предпринята, по-видимому, первая попытка моделирования рассматриваемого китайского наследия на примере одной из «внутренних» школ ушу – тайцзицюань [3]. Было показано, что «необычность» и привлекательность данной системы тренировки, в которую цигун входит составной частью, связана с включением в процесс тренинга в отличие от обычной физической культуры интероцептивной системы человека, с формированием «на ней» специфических условных рефлексов, а также с тем, что задействуются эволюционно древние двигательные центры, не подконтрольные сознанию. В процессе подобной тренировки человек приходит в измененные состояния сознания, которые сами по себе позволяют получить доступ к физиологическим ресурсам, повысить уровень адаптации, если угодно, здоровья человека. Интересно, что в процессе данных тренировок развивается обостренная чувствительность. Так анализ направления движений в традиционных комплексах с их требованием к определенной ориентации по сторонам света показал, что движения происходят в соответствии с направлением силы Кориолиса, возникающей вследствие того, что человек движется на поверхности вращающегося Земного шара. Кроме того, как показывает анализ паттернов движения традиционных мастеров, в данных движениях присутствуют признаки «задействованности» ортостатических рефлексов, а также согласованность их ритмики с тремором центра тяжести тела человека.
Можно привести и другие примеры необычности по сравнению со стандартной физической культурой китайских методов «внутренней» тренировки, в частности, цигун и цигунотерапии. Однако, все это – только первые шаги в исследовании. По мнению автора, методологически адекватное исследование и моделирование рассматриваемой системы тренировки и оздоровления человека может быть весьма полезным в условиях современного мира, предъявляющего высочайшие требования к адаптационным возможностям человека. Действительно, как показано в [4] масштаб исторического времени в течение последних веков непрерывно «уплотнялся», при этом наиболее быстрые изменение в популяции человека и социуме ожидаются около 2007 года с точностью до нескольких лет, о чем свидетельствует математическое моделирование динамики населения Земли. В данный период масштаб исторического времени сократился до значения существенно менее средней продолжительности жизни человека, что уже привело и будет приводить в обозримом будущем к непрерывным стрессовым ситуациям и перегрузкам «человека — современного». В таком контексте современной жизни человеку необходимо обратиться к своим «истокам», понять, почувствовать и отрефлексировать собственное «я» на всех уровнях: биологическом, физиологическом, психологическом, интеллектуальном и т.д. Физическая культура, аэробика, шейпинг и т.п., конечно же, полезны, но не в состоянии решить поставленную системную проблему целостности человека и высокого уровня его адаптации. В этом случае проверенные веками и тысячелетиями на огромном эмпирическом материале традиционные методы тренинга человека, в частности тайцзицюань и цигун, становятся незаменимым инструментом, описание которого приведено в рецензируемой книге. Описание взвешенное, научно выверенное и достаточно полное для начального этапа освоения.


1. Китайский метод лечения ци-гун / Пер. с англ. В. Гольдринг. – Харьков, 1990.
2. Мамардашвили М.К. Необходимость себя. / Лекции. Статьи. Философские заметки. / Под общей редакцией Ю.П. Сенокосова. – М.: Лабиринт. – 1996. – 432с.
3. Майер Б.О. Искусство Тайцзицюань как система оздоровления и гармонизации человека. Психофизиологическая модель. // Новые образовательные технологии в стратегии духовного развития общества. Материалы Международной конференции (март, 2000). Экология Человека. Том VI, часть III, заключительная. — Новосибирск: Изд. Центр ГЦРО, 2000. — с. 241 – 259.
4. Капица С.П. Феноменологическая теория роста населения Земли // УФН, т. 166, №1, 19996. – с.63-79.

javaversion1
Warning: passthru() [function.passthru]: Cannot execute a blank command in /home/dongyue/public_html/wp-content/themes/constructor/footer.php on line 3