История происхождения тайцзицюань: легенды и реальность

О чэньской и нечэньской версиях происхождения тайцзицюань

1. «Вопрос о возникновении искусства тайцзицюань, очень популярного сейчас во всем мире, вызывает множество споров в среде его почитателей. Это не удивительно, так как серьезных исторических исследований крайне мало. Те же материалы, которые до сих пор появлялись в печати, чаще всего подготовлены людьми, не знакомыми с методологией исторического исследования, к тому же многие из них подвержены серьезному влиянию своей принадлежности тому или иному стилю этого искусства. Как сказал в беседе с автором ведущий историк в области ушу, директор главного архива Пекинской академии ушу профессор Кан Гэу, трудно сказать, чего больше, вклада или путаницы внесли первые популяризаторы знаний о ушу и особенно о тайцзицюань, такие, например, как Тан Хао и его сподвижники. Имея на руках очень небольшое количество материалов, источников, полагаясь часто только на догадки, они создали целый ряд не подтвержденных фактами схем развития различных направлений ушу, которые, однако, распространились не только в Китае, но и за его пределами.»
2. «Споры о происхождении тайцзицюань стали вестись, впрочем, не так давно — еще в 20-30х годах нашего столетия единства во мнениях было гораздо больше. При этом споры стали возникать не между патриархами школ, а между их последователями, начавшими борьбу за сферы влияния. Образовались два лагеря, в одном — представители тайцзицюань стиля Чэнь, в другом — представители всех остальных стилей этого направления».

Версия сторонников создания тайцзицюань мастером Чэнь Вантином

3. «Те, кто изучает стиль Чэнь, основываются на версии Тан Хао и Гу Люсиня, начавшей формироваться в начале 30-х годов нашего ХХ века. Они расскажут вам примерно следующее. Тайцзицюань стиля Чэнь наиболее древний и берет свое начало в провинции Хэнань, в деревне Чэньцзягоу, от известного мастера кулачного искусства Чэнь Вантина (1600-1680), жившего там в конце династии Мин — начале Цин».
4. «Важнейшей отличительной чертой ударной техники стиля Чэнь является принцип «спиралевидного раскручивания» ( чаньсы ) внутренней силы- цзинь . Принцип этот выработан на базе техники использования копья и палки, которые служили в качестве основы всего воинского искусства у генерала Ци Цзигуана. А именно его трактаты тщательно изучал Чэнь Вантин, создавая свои комплексы, львиную долю которых также составляли так называемые «длинные» виды оружия. «Сила спиралевидного кручения» ( чаньсыцзинь ) не применяется в остальных стилях тайцзицюань, чья техника, видимо, не связана с системой Ци Цзигуана и в основном использует методику «ближнего боя» ( дуаньда ) с малой амплитудой движений ( сяо цзя ), в отличие от традиционно чэньских «широко амплитудных» форм ( да цзя )».
5. «Несмотря на то, что «искусство Чэнь Вантина передавали из поколения в поколение», большая часть его наследия была утрачена, и к появлению на свет в роде Чэней такой личности, как Чэнь Чансин (1771-1853), в арсенале клана остались только один комплекс тайцзи (который назвали «первым комплексом» ( и лу )) и комплекс » паочуй » (который получил название «второго комплекса» ( эр лу )). Чэнь Чансину было суждено сыграть особую роль в том, чтобы искусство клана распространилось далеко за его пределами».
6. «В 1928 году в Пекин приехал потомок Чэней по линии Чэнь Чансина мастер Чэнь Факэ (1887-1957), который к концу жизни создал там «Общество изучения стиля Чэнь» и привлек к своему искусству большое внимание, получив признание в кругах мастеров ушу. Наиболее известные сейчас патриархи стиля Чэнь тайцзицюань все являются учениками Чэнь Факэ. Вот вкратце версия сторонников Чэнь Вантина как создателя тайцзицюань, она довольно четкая и конкретная».

Версия сторонников “даосского” происхождения тайцзицюань

7. «Прежде всего сразу всплывает овеянное легендами имя святого отшельника -даоса Чжан Саньфэна, искавшего бессмертия в горах Уданшань. Но не только его одного. Представители всех остальных стилей тайцзицюань выделяют несколько линий возможного происхождения этого искусства. Наиболее ранним из известных учителей, преподававших кулачное искусство с названием тайцзицюань, был некий Чэн Линси, выходец из уезда Шэсянь провинции Аньхуй. Кулачное мастерство он, в свою очередь, получил от господина Хань Гунъюэ, сведений о котором не сохранилось. Что же касается самого Чэн Линси, то он был реальной и очень известной личностью периода Южных и Северных династий (Нань-бэй чао), во времена правления династии Лян (502 — 557). Этот человек не только сам практиковал тайцзицюань, но и обучал ему весь командный и рядовой состав подчиненных ему отрядов местной самообороны. Во время мятежа Хоу Цзина, когда вся провинция Аньхуй была сожжена дотла, только уезд Шэсянь оставался нетронутым, так как мятежники, зная о высочайшем кулачном искусстве тамошних бойцов, не смели даже близко подойти к нему».
8. «Искусство тайцзицюань передавалось в роду Чэн Линси, пока не пришло к его потомку Чэн Би, также очень известному во всей области человеку. Чэн Би был прекрасно образован, имел высшую ученую степень цзиньши и занимал крупные чиновничьи посты. Кроме того, он всю жизнь старался постичь законы всеобщих трансформаций-перемен. Наряду с «Каноном перемен» (И цзин), им изучались еще не утерянные в ту эпоху трактаты «Хранилище черепашьих панцирей» (Гуй цзан) и «Непрерывные горы» (Лянь шань)».
9. «Другим знаменитым мастером, который передавал это кулачное искусство, считается даосский ученый и поэт Сюй Сюаньпин. Уроженец тех же самых мест, что и Чэн Линси, Сюй Сюаньпин жил в эпоху династии Тан (618-907), дружил и обменивался стихами с великим поэтом Ли Бо, приходившим навещать его уединенное жилище в горах. Он также доработал первоначальный комплекс Чэн Линси, доведя количество форм до 37».
10. «На тех же восьми видах внутренней силы- цзинь , что и в тайцзицюань, было построено кулачное искусство другого мастера танского времени — Ху Цзин-цзы)».
11. «Итак, кем же был Чжан Саньфэн и какой представляется его роль в формировании тайцзицюань. Несмотря на то, что многие источники пишут о Чжан Саньфэне как о мастере эпохи Сун, его имя как вполне реального и известного человека конца династии Юань (1280-1367) — начала Мин (1368-1644) можно найти в династийных и местных хрониках. В молодости он занимал высокие чиновничьи посты и имел одну из высших ученых степеней цзиньши . Затем на него оказали сильное влияние даосские алхимические трактаты «Бао Пу-цзы» и другие. Он решил оставить службу и посвятить всего себя самосовершенствованию, что и сделал после смерти родителей, по истечению традиционного трехлетнего траура».
12. «В 67 лет он покинул Цзя Дэшэна, а в 70 лет поселился в горах Уданшань. В таком возрасте обычному человеку было опасно одному путешествовать — уж очень много в ту пору развелось лихих людей, физически сильных и с «проворными» руками. Однако, четырьмя главными принципами «внутреннего» искусства Чжан Саньфэна являлись — 1) «неподвижностью контролировать движение» ( и цзин чжи дун ), 2) «мягкостью преодолевать жесткость» ( и жоу кэ ган ), 3) «медленностью побеждать скорость» ( и мань шэн куай ) и 4) «в одиночку обороняться от толпы» ( и гуа юй чжун ). Если не работает хотя бы один из этих четырех принципов, то это уже не тайцзицюань, не искусство «внутреннего» направления. То есть, по сравнению с обычным жестким «внешним» искусством, здесь все наоборот».
13. «Именно эта особенность была позже зафиксирована в самом начале цинской эпохи (то есть в то время, когда Чэнь Вантин должен был только приступить к созданию тайцзицюань) последователями Чжан Саньфэна по южному направлению тайцзицюань — знаменитым ученым Хуан Цзунси и мастером Хуан Байцзя, который писал: «Высшие достижения «внешнего» направления принадлежат [монастырю] Шаолинь. Чжан Саньфэн постиг его суть в Шаолине, отказался следовать [его принципам] и перевернул их наоборот, назвав это «внутренним» направлением. Достаточно хотя бы немногим из него овладеть и уже можно победить Шаолинь» (37, с.27-29). Помимо чисто оборонительного предназначения, тайцзицюань имел для Чжан Саньфэна еще и другую ценность: это искусство прекрасно восстанавливало функции организма после длительных состояний медитационного забытья, подобных состоянию анабиоза у животных, которые были непременной частью психотехники даосов».
14. «Чжан Саньфэн свел искусство тайцзицюань к уже упоминавшимся «тринадцати позиционным основам» ( шисань ши ), суть которых в восьми видах применения внутренней силы- цзинь ( ба фа ) и пяти способах действий ног ( у бу ); их соотнесение основано по принципу взаимоотношений восьми триграмм и пяти первоэлементов. Несмотря на то, что Чжан Саньфэн продолжал традицию такой плеяды мастеров, как Чэн Линси, Сюй Сюаньпин, Чэн Би, Хо Лун, именно ему приписывают создание того полного набора и той последовательности кулачных форм, которые присутствуют в комплексах современного тайцзицюань».
15. «Об этом «мягком» мастерстве с восхищением пишет и сам полководец Ци Цзигуан в своей знаменитой «Новой книге анналов и записей» (Цзи сяо синь шу). О превосходстве «мягкого» искусства над «жестким» писалось в пору, когда считающийся Чэнями создателем тайцзицюань Чэнь Вантин, конспектировавший впоследствии труды Ци Цзигуана, еще не родился».
16. «У представителей северной ветви тайцзицюань дела обстояли благополучнее. Обычно при упоминании выдающихся представителей этой ветви первым всплывает имя некого Ван Цзуна (более известного по прозвищу Цзунъюэ, человека начала цинской эпохи из бывшей столицы Китая — города Сиань».
17. «Указываются и разные местности их происхождения. Но наиболее известен человек по имени Ван Цзунъюэ, именно он оставил после себя целое собрание «Сочинений по тайцзицюань» (Тайцзицюань пу), ставшее впоследствии классическим».
18. «Что касается мастера Цзян Фа, то здесь тоже многое не ясно. Его также часть исследователей относят к династии Мин, а часть к Цин. Однако почти все сходятся на том, что он был учеником Ван Цзунъюэ».
19. «Однажды, проходя через деревню Чэньцзягоу, он увидел, как могучий рослый мастер Чэнь Чансин обучает своих родственников кулачному искусству «взрывных ударов» ( паочуй ) шаолиньского направления. Ноги Чэнь Чансина были тяжелы, поясница неповоротлива, вид ужасно свиреп, а на удары он тратил так много сил, что Цзян Фа беззвучно ухмыльнулся, но, почувствовав, что это не совсем прилично, пошел своей дорогой. Ухмылка не осталась не замеченной — Чэнь Чансин бросился вдогонку, чтобы проучить наглеца».
20. «Когда, отлетев от неизвестной силы на несколько метров, Чэнь Чансин смог подняться и понять, что произошло, то стал уговаривать Цзян Фа стать его учителем. Цзян Фа, увидев его искренность, согласился, но с условием, что к тому времени, как он вернется назад, Чэнь Чансин будет ежедневно по утрам подбирать с земли и откидывать определенным образом самые мелкие камешки, а по вечерам обрывать с деревьев самые тонкие веточки. По возвращении Цзян Фа понял, что ученик старательно выполнял его, казалось бы, нелепые указания — от приседаний и вращений ноги Чэнь Чансина перестали быть «деревянными», а поясница неуклюжей. Цзян Фа жил в доме Чэнь Чансина пока не научил его тайцзицюань. Появление чужака со своим «мягким» искусством вызвало недовольство в среде клана Чэнь, покусившемуся же на «не свои» традиции Чэнь Чансину было впоследствии даже запрещено преподавать паочуй . Однако прославился Чэнь Чансин именно как учитель тайцзицюань, у которого многие годы изучал это искусство Ян Лучань — один из величайших мастеров Китая, по праву носивший прозвище «Ян, не имеющий противников». Об этом человеке, появившемся при дворе императрицы Цы Си во второй половине девятнадцатого века, достоверных сведений несколько больше».
21. «Сразу после свержения монархии кулачному искусству вообще и тайцзицюань в частности был придан статус общенародного национального достояния, правительство поддерживало и даже частично финансировало создание разного рода ассоциаций и обществ ушу. Наиболее видные места в них стали занимать мастера тайцзицюань Ян Шаохоу, Ян Чэнфу, У Цзяньцюань и другие, внесшие большой вклад в дело популяризации и распространения данного направления. К этому времени относится и проведение первых крупных всекитайских научных конференций по тайцзицюань, участие в которых принимали только представители разного рода обществ «не чэньского» направления, так как со стилем Чэнь в то время еще никто не был знаком. Знакомство это произошло только в тридцатых годах после появления в 1928 году в Пекине Чэнь Факэ — мастера паочуй и потомка Чэнь Чансина, формировшего свой собственный стиль на соединении паочуй с «внутренним» наследием прадеда».
22. «Чэнь Факэ открыто признавал, что то, что он преподает, является в основе своей паочуем и принимал участие в конференциях без права официального голоса. О том, что стиля Чэнь от Чэнь Вантина никогда не существовало, прямо заявлял и Чэнь Синь, единственный в клане Чэнь глубоко образованный человек, написавший ряд работ о тайцзицюань, живший в нищете и одиночестве в деревне Чэньцзягоу. После его смерти эти работы были изданы с грубыми вставками и добавлением к названию книги «Разъяснения схем тайцзицюань» словосочетания «клана Чэнь». А потом, борцы с «феодальными пережитками» Тан Хао и Гу Люсинь, занимавшиеся стилем Чэнь, на гребне внедрения в новом Китае материалистического мировоззрения создали и с помощью госпропаганды распространили более «логичную» версию о создании тайцзицюань Чэнь Вантином».

Цитировано с сайта  Московской федерации ушу. Автор: А. Милянюк.

javaversion1
Warning: passthru() [function.passthru]: Cannot execute a blank command in /home/dongyue/public_html/wp-content/themes/constructor/footer.php on line 3