С.Л. Березнюк, С.А. Комиссаров. Монастырь Шаолинь: легенды и реальность

// С.А. Комиссаров. Вопросы истории и теории традиционной китайской медицины. — Новосибирск: изд.-во ООО «Гринлайн», 2005. — 79 с.


«Благодаря кинофильмам и популярной литературе могло сложиться впечатление, что в Китае каждый храм — академия боевых искусств (ушу), и наоборот, каждый мастер кулачного боя — обязательно адепт какой-нибудь религии. На самом деле, как и во всем мире, монастыри и храмы в Китае были центрами религиозной практики, а знатоков боевых искусств волновали, прежде всего, способы защиты в повседневной жизни, а не философско-мировоззренческие вопросы. Единственное место, где декларировалось единство боевых искусств и духовной практики, — монастырь Шаолинь, расположенный на горе Суншань в уезде Дэнфэн, провинция Хэнань.
Специфика монастыря отразилось в его оформлении — от пары статуй воинственных демонов-хранителей у главных ворот до своеобразной скульптурной галереи в одном из дворов. Выставленные там деревянные фигуры изображают бритоголовых монахов, выполняющих различные упражнения или ведущих тренировочные бои. Выполнены они настолько выразительно, что по ним можно изучать основные позиции и движения боевых комплексов. А в каменном полу одного из залов можно увидеть большие (диаметром до 50 см) проломы, как говорят, выбитые за несколько столетий босыми пятками монахов во время напряженных тренировок.
В истории Шаолиня реальность тесно переплелась с вымыслами, причем некоторые легенды любовно культивируются поклонниками «туманного Востока» в наши дни. В то же время, развитая историографическая традиция (в т. ч. монастырские хроники) дает возможности для критического анализа.
Считается, что первый шаолиньский храм был основан в 495 г. индийским проповедником Бато (санскритское Бхадра). Неизвестно, знал ли он боевые искусства, но хроники донесли до нас имена его учеников, прославленных воинским мастерством. Первый из них Сэнчоу (ставший преемником Бато) в детстве был слаб и, чтобы поправить здоровье, начал заниматься боевыми искусствами. Хроники пишут, что он мог в прыжке достать головой потолочной балки; описан случай, как с помощью шеста он разогнал двух дерущихся тигров. Другого ученика, Хуэйгуана учитель нашел еще мальчиком, когда тот подбрасывал ногой волан для китайского футбола, выполняя по 500 ударов за один подход. Но обычно начало занятий боевыми искусствами в Шаолине связывают с другим индийским миссионером, Бодхидхармой. Он являлся 28-м патриархом буддизма и основателем школы чань (известной публике под японским названием дзэн). По-китайски его имя звучало как Путидамо и впоследствии сократилось до Дамо. Согласно одной из легенд, он пришел проповедовать в Шаолинь, но не был понят монахами, и удалился в пещеру на близлежащей горе. Там он просидел девять лет в медитации лицом к стене, причем заснул лишь однажды. Проснувшись, он в гневе отрезал и бросил па землю предательски слипшиеся ресницы. Из них вырос чайный куст, и с тех пор люди, отпугивая сон, подбадривают себя крепким чаем. Другая легенда утверждает, что после девятилетней медитации монахи прониклись уважением к силе духа Дамо и к его учению. Однако сам он не смог подняться с земли, т. к. ноги потеряли способность двигаться. Используя особый комплекс, индиец восстановил активность ног, после чего предписал сочетать практику молчаливого созерцания с физическими упражнениями. Легенды утверждают, что Бодхидхарма передал монахам два трактата, посвященные искусству совершенствования тела: «Ицзиньцзин» («Канон изменений в мышцах») и «Сисуйцзин» («Канон об омовении костного мозга»). Комплексы с такими названиями действительно существуют, но исходят ли они от Бодхидхармы — проверить невозможно. Как бы то ни было, именно «отцы-основатели» заложили идейную основу для последующего развития боевых искусств: чаньский буддизм с его развитой психотехникой и ярко выраженной «активной жизненной позицией».
Однако подлинная слава пришла к монастырю позднее, в связи с драматической борьбой за воцарение династии Тан. Ее фактический основатель Ли Шиминь (тронное имя Тай-цзун) был разбит в одном из сражении, получил тяжелую рану и чуть не утонул. Но монахи Шаолинь выловили его из реки, вылечили и дали в сопровождение отряд из 13 монахов во главе с Таньцзуном. Якобы именно эти монахи, вооруженные шестами, и разбили войска противников. Сомнительно, чтобы 13 человек — даже владеющих, боевыми искусствами — могли разогнать целую армию. Более вероятно, что они стали телохранителями Ли Шиминя, либо возглавили его войска. Взойдя на престол, Тай-цзун высоко вознаградил тех, кто помог ему прийти к власти. Таньцзуну присвоили звание «главного генерала», а Шаолинь был пожалован большими земельными угодьями и удостоен официального титула «Первый монастырь в Поднебесной по боевому мастерству». Специальным указом местным монахам дозволялось пить вино и есть мясо. Ну, а самое главное для истории боевых искусств — монастырю разрешалось для защиты от разбойников содержать «монашеское воинство». Именно этот момент является ключевым. Любители боевых искусств на Западе сочиняют целые трактаты о том, почему последователи столь миролюбивого учения, как буддизм разработали весьма жестокие способы самозащиты; но пишут они в полном отрыве от культурно-исторического контекста. Между тем, еще знаменитый русский китаевед В.М. Алексеев, посетивший Шаолинь в начале XX в., отметил огромное количество разбойного люда в окрестных лесах. Именно собственные войска позволили монастырю отбить нападения бандитских шаек, зафиксированные в хрониках.
После императорского указа монастырь начал расти, в том числе и за счет желавших улучшить свое боевое мастерство. Не следует, однако, думать, что Шаолинь стал каким-то университетом боевых искусств, а любой монах был мастером боя, как это зачастую показывают в кино. Вовсе нет. Монахи изучали гражданские науки, медицину, буддизм и боевые навыки. Мало кто овладевал всеми четырьмя разделами; тех, кому это удавалось, особо отмечали в хрониках. Большинство монахов сосредотачивались на чем-нибудь одном, в итоге возникло разделение на «вэньсэнов» (монахов-«гуманитариев») и «усэнов» (монахов-бойцов). В Шаолине не было единой программы обучения, типа учебного плана в современных вузах. Вообще, массовое обучение — относительно недавнее изобретение, в традиционных боевых искусствах учитель наставлял всего нескольких учеников. В результате монахи, обучавшиеся в Шаолине в одно и то же время, но у разных мастеров, могли получить абсолютно разные знания, и их манеры боя не были похожи друг на друга. Тем не менее, стабильное положение монастыря позволяло осуществлять накопление знаний и обеспечивать преемственность, в результате чего начинается обобщение имеющегося опыта. Так, Фуху, принявший сан в 898 г., составил один из первых текстов — «Тайные рифмованные секреты шаолиньского искусства поединка»; пришедший в монастырь по его примеру Линцю создал наставление «Секретный смысл шаолиньского искусства воздействия на точки». Легенда гласит, что в 961 г. настоятель Фуцзюй собрал 18 мастеров боевых искусств и взял лучшее у каждого из них, обогатив боевое искусство Шаолиня. Среди этих мастеров были как основатель стиля богомола Ван Лап, так и разбойники Линь Чун и Янь Цин, упоминаемые в романе «Речные заводи».
В начале XIII в. главным наставником по боевым искусствам стал Бай Юйфэн (буддийское имя Цююэ). Он разделил все приемы боевых искусств на пять классов («кулаков»). Поскольку для обозначения каждого из них он использовал названия животных (змея, журавль и т. д.), то сейчас многие неправильно пишут, что в то время были разработаны шаолиньские подражательные стили.
При династии Мин наступил «золотой век» Шаолиня. Количество монахов-бойцов выросло во много раз; им начали приписывать такие деяния, к которым они были вовсе не причастны. Так, в преданиях об отражении набегов японских пиратах на восточное побережье упоминается, что в боях принимали участие два экспедиционных отряда «усэнов», хотя в летописях об этом — ни слова. В то же время известно, что в свите известного борца с пиратами Юй Даю (1503-1580), служили два шаолиньских монаха, Цзунцин и Пуцун. Три года они сражались вместе с полководцем, и за это время изучили его технику боя шестом и мечом. По возвращению в монастырь Цзунцин десять лет был главным наставником по боевым искусствам, а Пуцун — его заместителем. За пять лет они обучили своей технике свыше трех тысяч учеников. Так «мирское» армейское искусство позволило развиться боевому искусству монахов.
В 1644 г. начинается маньчжурское вторжение в Китай. Завоевание растянулось на десятки лет, а 250-летнее правление маньчжуров постоянно сопровождалось народными восстаниями. И тут начинается особенно сильное расхождение легендарной и реальной историй монастыря. Согласно многочисленным преданиям, Шаолинь стал оплотом антиманьчжурской борьбы, и чтобы подавить сопротивление, войска династии Цин в середине XVIII в. уничтожили монастырь, причем спаслось всего пятеро монахов. Однако это никак не согласуется с фактами — монастырь спокойно существовал, а его обитатели отнюдь не конфликтовали с властями. Знаменитые цинские императоры Канси и Цяньлун посещали Шаолинь и милостиво одаривали его своими каллиграфическими (действительно, превосходными!) надписями. В 1828 г. там побывал высокий чиновник, маньчжур по происхождению Линь Цин. Он попросил монахов продемонстрировать знаменитое шаолиньское ушу. Полагают, что стенная роспись в Зале белых одежд, на которой изображены сражающиеся монахи, сделана в память об этом визите цинского вельможи.
В 1911 г. Синьхайская революция свергла монархию в Китае. Наступившие резкие изменения в жизни общества затронули и Шаолинь. Власти сделали главой монашеской общины Хэнлиня, который вывел тайные боевые искусства «в народ». Под его руководством было сформировано ополчение для борьбы с сопровождающим любую революцию разгулом бандитизма. Во время гражданской войны один из военно-политических лидеров Китая, генерал У Пэйфу приказал набрать в Дэнфэне отряд специального назначения во главе с Мяосином. Монах-командир участвовал во многих сражениях и погиб в возрасте 36 лет, оставив целый ряд книг по шаолиньскому ушу.
Ситуация в Китае 1920-х гг. сопоставима с современной афганской: при номинальном центральном правительстве реально в стране все воевали со всеми; этот период известен в истории Китая как «правление милитаристов». В 1928 г. один из «полевых командиров» решил использовать Шаолинь в качестве опорного пункта против генерала Фэн Юйсяна. Прагматичный Фэн, вместо того чтобы жертвовать жизнями солдат при штурме стен, предпочел артиллерию. Шаолиньский монастырь был уничтожен, а монахи разбежались, кто куда. Часть из них осела в близлежащих деревнях, другие ушли в родные места; многие вернулись в мир. В разоренной междоусобицами стране свободных средств не было, да и религия не имела столь большой популярности, как раньше, потому восстанавливать монастырь никто не спешил. Те монахи, что остались вблизи Шаолиня, преподавали мирянам буддийские науки и ушу. Именно тогда, к примеру, изучил «72 искусства Шаолиня» один из самых знаменитых собирателей традиционных методов боевой тренировки Пэй Сижун (1913-2000).
Номинально гражданская война в Китае закончилась в 1928 г., когда Чан Кайши распространил свою власть почти на всю страну. Гоминьдановское правительство обратило внимание и на боевые искусства, которые стали называться «гошу» (национальное искусство). 15 октября 1928 г. в Нанкине открылись «Первые государственные испытания по гошу» — нечто вроде всекитайского турнира по рукопашному бою и поединкам с оружием, лучшие участники которого сформировали костяк преподавателей и студентов Центрального института гошу. По столичному примеру институты гошу начали открываться во всех провинциях, а в ряде мест — даже на городском и уездном уровнях. Помимо преподавания боевых искусств, в них также вели научную работу. Одним из главных исследователей был мастер Тан Хао (1897-1959), который занялся историей происхождения тайного общества «Триада» и проблемой Южного Шаолиньского монастыре. Тан обратил внимание на то, что различные источники называют разные уезды провинции Фуцзянь, где якобы находился Южный Шаолинь, причем ни одного такого уезда в действительности не было. В итоге он пришел к выводу, опубликованному в книге «Изучение секретов шаолиньского кулачного искусство»: никакого Шаолиия на юге не существовало, а все легенды о нем — пересказ сюжета рыцарского романа «Новая биография гения из династии Цин, что будет царствовать вечно».
Во время Второй мировой войны японские войска захватили основные центры Восточного Китая, и начали проводить классическую политику «разделяй и властвуй». В рассказах о мастерах боевых искусств обычно предпочитают делать упор на то, какими великими бойцами были эти герои, и не всегда конкретизируют, за кого они сражались. А ведь любая война имеет как минимум две стороны, и далеко не всегда победителями являются т. н. положительные персонажи. Например, лучшие японские мастера меча в XIX в. отстаивали старые порядки и сражались против войск императора; многие корейские мастера рукопашного боя уже в XX в. служили в охране кровавых диктаторов Пак Чжон Хи и Чон Ду Хвана. Не стал исключением и Китай. Часть видных шаолиньских «усэнов» поддержала прояпонское правительство Ван Цзинвэя: монах Тичжун стал командиром отряда марионеточных войск и наводил ужас на провинцию Хэнань до 1946 г.; наставник Юнгуй достиг высоких постов в партизанском движении, но при этом тайно сотрудничал с японцами и был казнен за предательство в 1951 г. Однако другие лидеры Шаолиня активно занимались организацией отрядов сопротивления и поддерживали Народно-освободительную армию Китая, что позволило им после 1949 г. наладить нормальные взаимоотношения с коммунистическим правительством. Самую блестящую карьеру сделал Сюй Шию (1905-1986; монашеское имя Юнсян), который покинул монастырь в 1921 г., но продолжал всю жизнь покровительствовать монахам; в 1929 г. он вступил в компартию, в 1934 г. стал командиром корпуса и впоследствии — одним из ближайших соратников Мао Цзэдуна.
Долгое время в судьбе Шаолиня ничего не менялось, пока в 1963 г. его не посетил японец Со Досин, который в 1930-х гг. занимался шпионажем в Китае и имел контакты в тайных обществах. Еще тогда он заинтересовался китайским ушу, а после войны создал боевое искусство под названием «кулачные методы монастыря Шаолинь» (по-японски «Сёриндзи кэмпо»). Японская сторона выделила деньги на восстановление храма, и Шаолииь был отстроен заново.
Выдающимся мастером шаолиньского ушу в XX в. был Дэгэнь. В 1946 г. монахи избрали его своим учителем ушу. Преподавал он строго, и сам был великим бойцом. Однако в России до сих пор больше известен другой деятель, Дэцянь, который в 1980-е гг. совершил благое дело: издал старые шаолиньские трактаты, — но не пользовался признанием среди мастеров боевых искусств, да и изучал в Шаолине не ушу, а медицину.
«Десятилетие смуты», как называют ныне в КНР «культурную революцию», не обошло стороной и многострадальный монастырь; в частности, хунвэйбины переломали ноги настоятелю Суси, сделав его инвалидом. Бурное (хотя и не однозначное) развитие Шаолиня, как и страны в целом, началось после провозглашения политики реформ в 1978 г. Большое значение имел выход на экраны в 1980 г. фильма «Монастырь Шаолинь», где главную роль исполнил молодой спортсмен Ли Ляньцзе, а вместе с ним снялись члены национальной сборной по ушу. И хотя продемонстрированные в фильме поединки не имели почти ничего общего с шаолиньской школой, эффект он произвел потрясающий. Молодые люди со всего Китая и из других стран хлынули в Шаолинь, чтобы приобщиться к тайнам древних боевых искусств.
Правительство и местные власти воспользовались этим бумом в своих целях. Шаолинь стал одной из главных достопримечательностей Китая, а деньги туристов подняли экономику захолустного Дэнфэна. Вокруг монастыря расплодилось множество школ ушу, где любого иностранца за пару недель (и солидную сумму в долларах) обучали чему угодно, выдавая по окончанию курса сертификат, удостоверяющий, что его владелец действительно владеет всеми секретами шаолиньского боевого искусства. К 1990-м гг. волна коммерциализации практически полностью смыла все, что относилось к реальному Шаолиню. Выросшее за десять лет поколение спортсменов в монашеских одеждах не видело никакого смысла в следовании древним традициям, если приспособление к запросам современного мира давало возможность хорошо жить и зарабатывать. На немногих еще живых мастеров вроде Фу Цзыцяня, которые продолжали обучать отдельных энтузиастов именно так, как это делалось прежде, смотрели как на выживших из ума стариков, а на приезжающих к ним учеников из-за границы — как на чудаковатых иностранцев, не жалеющих денег на всякую чушь (российские любители шаолиньского ушу могут рассказать немало историй, как им приходилось выкручиваться из пикантных ситуаций, стараясь и у своих наставников позаниматься, и отношения с молодыми «новыми китайцами» не испортить). В итоге большинство настоящих мастеров покинуло Шаолинь.
На рубеже тысячелетий все подошло к закономерному финалу, директором Шаолиня стал Юнсинь. Современные монахи тактично обходят вопросы о его компетентности в буддизме и боевом искусстве, но в один голос отмечают выдающиеся организаторские способности и финансовое чутье. Воспользовавшись тем, что многочисленные околошаолиньские школы никак не оформляли отношения с законом, он при помощи властей снес их постройки бульдозером, оставив только официальный Шаолиньский институт ушу; столь же решительно он взялся за наведение порядка и в прочих смежных сферах. В настоящее время фактически существует высокоприбыльная корпорация под названием «Шаолинь», монопольно эксплуатирующая славу древнего монастыря по законам бизнеса. Однако все эти перипетии остаются неведомыми многочисленным туристам, которые благоговейно взирают на статую Бодхидхармы, с любопытством прогуливаются вдоль галереи с деревянными скульптурами тренирующихся монахов и с еще большим интересом наблюдают тренировки монахов настоящих. Им кажется — а, может быть, и не только кажется — что таким образом они становятся хоть немного сопричастными древней традиции». С. 68 — 75.


Почитать еще о монастыре Шаолинь можно и на сайте «Русского центра в Шаолине», где акценты в истории данного монастыря расставлены несколько по-иному.

javaversion1
Warning: passthru() [function.passthru]: Cannot execute a blank command in /home/dongyue/public_html/wp-content/themes/constructor/footer.php on line 3